Нуждаются в настройке

31 Октября 2022

Маргарита Грошева / Фармацевтический вестник

Существующие меры поддержки фармотрасли не позволяют в полной мере решить проблемы производителей

СПИК, СЗПК, офсетный контракт и другие экономические меры поддержки не решают основных проблем фармотрасли при организации производств. К такому выводу пришли участники рынка в рамках конгресса «Право на здоровье». По мнению экспертов, нет смысла создавать новые механизмы, но стоит заняться доработкой уже существующих.

Участники рынка обсудили действующие меры поддержки фармотрасли. По их мнению, многие из них либо изначально не позволяют решить основные проблемы производителей, либо функционируют не в полной мере.

Партнер юридической фирмы Dentons и руководитель российской практики в области фармацевтики, медицины и биотехнологий Сергей Клименко представил анализ действующих механизмов поддержки.

Он отметил, что сейчас существует около 2,2 тыс. госпрограмм, которые посвящены развитию промышленности. Они очень адресные, касаются конкретных вопросов, но зачастую не решают основных проблем.

К тому же существует много неиспользуемых готовых инструментов, которые могли бы дать больше гарантий производителям. К примеру, в промышленности почти не используются соглашения о государственно-частном партнерстве и концессионные соглашения, указал Клименко.

Что имеем

Из всех 2,2 тыс. мер поддержки подавляющее большинство - субсидии, указал Клименко. «Понятно, почему - просто создать, понятно, как администрировать. Это прекрасный механизм с точки зрения бюджетного процесса, который позволяет проследить, как и куда идут деньги», - пояснил юрист. В то же время субсидия предполагает возмещение только понесенных затрат или недополученных доходов.

СЗПК - соглашение о защите и поощрении капиталовложений - мощный механизм, который позволяет существенно снизить налоговую нагрузку, но больше подходит для огромных химических, добывающих производств, указал Клименко. «Фарма с точки зрения гигантских строек - относительно дешевая, хотя и невероятно технологически наполненная индустрия», - пояснил эксперт. В рамках СЗПК налоговые льготы можно получить, только если производитель создал инфраструктуру и понес затраты - то есть у производителя изначально должны быть на это деньги. Это существенно ограничивает использование механизма, считает Клименко.

Еще одна мера - возможность заключения офсетного контракта. Это единственный механизм, который дает хоть какую-то гарантию сбыта, указал эксперт.

Но такой контракт предполагает поставки лишь на один регион или группу регионов и не предназначен для федеральных поставок.

Вдобавок ко всему офсет не предполагает возможность частной инициативы, то есть производитель не может сам прийти к государству с разработанным проектом для заключения контракта. «Поэтому любой офсет - это потенциально коррупционно емкая история. Офсеты зачастую заключаются под конкретных поставщиков. Наверное, это необходимо, но, объективно говоря, противоречит самой логике контрактной системы», - считает эксперт.

Специальный инвестиционный контракт - СПИК 1.0 и СПИК 2.0 - достаточно перспективный механизм, который учитывает интересы субъекта, страны в целом и производителя, указывает Клименко. В этом случае производитель имеет право частной инициативы, когда он сам формирует проект и приходит к регулятору.

СПИК позволяет получить федеральные налоговые льготы и дает возможность гарантированного сбыта продукции, но очень ограниченную. Производитель должен инвестировать как минимум 3 млрд руб., что для фармы не всегда актуально, говорит Клименко. К тому же возможность сбыта ограничивается 30% от объема производства в год. Но даже в этом случае правительство должно ежегодно с момента начала производства препарата подтверждать статус единственного поставщика.

СПИК 2.0 предполагает более длительные сроки действия, но требует включения продукции в список современных технологий.

По словам эксперта, обе версии СПИК интересны для отрасли, но имеют много недоработок, хотя при правильном использовании позволили бы решить большинство проблем производителей.

Что можно сделать

Эксперт озвучил предложения, которые бы смогли совершенствовать существующие механизмы. Во-первых, необходимо установить гарантию закупки продукции.

Во-вторых, необходимо защитить права интеллектуальной собственности. Например, не включать в списки для параллельного импорта или не выдавать принудительную лицензию на препараты в случае их локализации на территории России. «Это позволит не отпугнуть последних иностранных инвесторов, которые рассматривают вариант трансфера технологий», - указал эксперт.

Также следует рассмотреть возможность более широкого внедрения соглашений о государственно-частном партнерстве (ГЧП) и концессионных соглашений в промышленности, в том числе в сфере импортозамещения, коммерциализации разработок отечественных научных учреждений, создания центров коллективного пользования. По мнению Клименко, ГЧП и концессии в промышленности могут в нынешних условиях оказаться намного более привлекательными, так как позволят получать бюджетное финансирование на этапе строительства объекта и сопутствующей инфраструктуры.

Также необходимо обеспечить возможность применения стабилизационных механизмов на уровне Евразийского экономического союза, поскольку на рынке ЕАЭС предусмотренные для фармы меры просто не работают.

Оценка

По мнению генерального директора «Фарма Капитал» Ивана Глушкова, Клименко представил отличный перечень возможных изменений действующих мер поддержки промышленности, но вряд ли стоит ожидать его реализации в ближайшее время.

При этом госзаказчик всегда будет избегать гарантий и каких-либо обязательств при закупках, считает эксперт. «Мы знаем, что государство в ответ на вопросы со стороны индустри о гарантиях старается говорить: «это ваши коммерческие риски». И несмотря на то, что отсутствие таких гарантий для большого количества инвестиционных проектов является стоп-фактором, объективно ожидать, что правительство будет иначе к этому относиться, я бы не стал», - пояснил Глушков.

Единственное, что точно нужно сделать и против чего правительство не будет возражать, по мнению Глушкова, это вопрос распространения механизма гарантий, которые предусмотрены в СПИК и СЗПК на возможные изменения в законодательстве ЕАЭС.

Фактически, учитывая, что весь рынок живет по законодательству союза, теперь оговорка, которая есть в этих механизмах, в отношении фармы не работает совсем.

Какие еще проблемы

Частным компаниям затруднительно планировать свою деятельность, в том числе из-за отсутствия долгосрочных планов государства, отметил президент ГК «Дельрус» Юлай Магадеев. «У государства нет авансированной определенной стратегии здравоохранения на длительный срок. Вы никогда нигде не найдете информацию о том, что будет закупаться в России через пять лет», - указал он. По словам Магадеева, если бы отрасль знала о таких планах, производители могли бы сориентироваться и рационально координировать свою деятельность.

«Хотелось бы предсказуемости», - также указал управляющий директор биотехнологического бизнеса «НПО Петровакс Фарм» Михаил Грубман.

По мнению эксперта, не хватает и более эффективного диалога с профильными министерствами и ведомствами. Речь не об индивидуальных договоренностях, отметил он, а о платформе, на которой может состояться открытый разговор, а за ним последуют определенные действия.

По мнению Грубмана, стоит не создавать новые механизмы поддержки отрасли, а «заняться тонкой настройкой» тех, что уже есть в российском законодательстве.

«Важно понимать не только то, что требуется производить, но и что требуется разрабатывать. В эту работу должны быть вовлечены медицинские и научные сообщества и регулятор, госзаказчики и производства. Это не будет госпланом, это будет совершенно другая система планирования, которая бы позволила нам правильно распределять усилия», - заключил Клименко.

Источник

Print

Акционеры

Наши новости

Все новости

Медиа Центр