Что ждет нацпроект по борьбе с онкозаболеваниями

12 Октября 2021

GxPnews

В России уже третий год в рамках национального проекта «Здравоохранение» действует самый масштабный проект по борьбе с онкозаболеваниями. До 2024 года на него планируется потратить 969 млрд. рублей. Что плохого и хорошего будет происходить с проектом в 2022 году?

В России с января 2019 году началась реализация федерального проекта «Борьба с онкологическими заболеваниями», являющегося одним из приоритетных направлений национального проекта «Здравоохранение».  Цель проекта — снижение смертности от новообразований, в том числе злокачественных, до 185 случаев на 100 000 населения. Для этого в бюджет Федерального фонда ОМС (ФФОМС) в 2019 г. были направлены дополнительные 70 млрд рублей. Эти средства были предназначены на финансирование химиотерапии пациентам с онкологическими заболеваниями и стали единственным траншем непосредственно на медпомощь.

В 2019 году на лечение онкологических заболеваний по ОМС было потрачено 177 млрд рублей, в 2020 году нацпроект позволил увеличить финансирование оказания онкологической помощи на 120 млрд рублей, в 2021‑м – на 140 млрд рублей, притом что обеспечение всей базовой программы ОМС год к году выросло лишь на 51 млрд рублей. В 2022 году дополнительный трансферт из федерального бюджета на оказание онкологической помощи составит те же 140 млрд рублей. Бюджет проекта до 2024 года составляет 969 млрд рублей. (для сравнения, расходы на борьбу с коронавирусом в России только в 2021 году оцениваются примерно в 1 трлн руб.)

Что изменится в 2022 году?

В 2022 году  в финансирование онкослужбы за счет ОМС внесут некоторые изменения. В частности, предполагается существенно увеличить объемы профильной медпомощи в дневных стационарах, поскольку медорганизации стабильно перевыполняют плановые показатели по госпитализациям такого вида. За семь месяцев 2020 года в целом по стране клиники перевыполнили плановые объемы по лечению онкозаболеваний в дневном стационаре на 40%, в то время как объемы медпомощи в стационарных условиях выполняются по плану. При этом снижать объемы по круглосуточным стационарам не планируется.

C 2022 года планируется увеличение стоимости нескольких тарифов по хирургическому лечению новообразований, чтобы «сбалансировать систему»: в фонде фиксируют «провалы» в соотношении доходов/расходов некоторых медорганизаций после оказания медпомощи по наиболее ресурсоемким клинико-статистическим группам (КСГ).

Также в федеральный группировщик КСГ войдет не менее 200 новых схем лекарственной терапии. В 2021 году уже было увеличено число КСГ по онкогематологическим заболеваниям: в круглосуточном стационаре – с 3 до 13 групп, в дневном – с 3 до 16 групп — для детализации вариантов лечения с учетом лекарственных схем.

Что не так с онкологической помощью?

Права выхода нет

Однако, не все так гладко. 1 января 2022 года в силу должен вступить новый порядок оказания онкологической помощи взрослым пациентам. Документ, разработанный Минздравом, в значительной степени меняет и условия работы для медиков, и правила лечения для больных. Больше всего опасений у экспертов и пациентов вызывает положение о маршрутизации. Сейчас 323-й федеральный закон «Об охране здоровья граждан» закрепляет за пациентами право выбирать, в какой медицинской организации лечиться. Но с 2022 года предполагается, что определять, куда следует отправить пациента на лечение, будет специальная комиссия. Это значит, что пациент оказывается привязанным к своему региону и не может обратиться в федеральный центр. Изменения эти на руку региональным госорганам в области здравоохранения.

Только для больших

Еще один из пунктов нового порядка исключает из системы оказания онкологической помощи клиники, где нет одновременно трех отделений — хирургического лечения злокачественных новообразований, противоопухолевой лекарственной терапии, радиотерапии. Таким образом, из системы выпадают, например, офтальмоонкологические, колопроктологические, эндокринологические, общехирургические и другие центры и отделения. Между тем, эксперты Российского общества клинической онкологии (RUSSCO) отмечали, что именно традиция лечения онкологических пациентов не в многопрофильных медицинских центрах, как в других странах, а в отдельных медучреждениях позволила во время пандемии сохранить объемы оказываемой помощи пациентам с раком.

Кто может быть онкологом?

Еще одна проблема — новый профессиональный стандарт «врач-онколог» (приказ Минтруда РФ №360н; вступает в силу 1 марта 2022 года). Если приказ вступит в силу в нынешнем виде, молодые врачи потеряют возможность работать по специальности «онкология» сразу после окончания вуза и ординатуры. Чтобы стать онкологами, им придется сначала получить другую специальность и отработать по ней в стационаре не меньше пяти лет. Что будет с уже практикующими онкологамикоторые прежде не отработали по другой специальности пять лет, пока не ясно.

Попытки сэкономить

В 2021 году были снижены тарифы ФФОМС для лечения онкобольных высокотехнологичной лучевой терапией в рамках ОМС. Существующие тарифы оказались в 2,4 раза ниже действовавших в 2020 году расценок. Сейчас средняя стоимость законченного случая лечения составляет 75 тыс. руб. До 2020 года лучевая терапия не входила в перечень услуг, оказываемых пациентах в рамках ОМС. Такое лечение за счет средств обязательного медстрахования оказывали только госклиники. С 2020 года к нему допустили и частные медучреждения. По данным Минздрава за 2019 год, такую терапию получили 148,2 тыс. человек, или 21% от общего числа онкобольных. В Европе этот показатель составляет около 50%.

Еще одна проблема — решение властей по остаточному принципу оплачивать из средств ОМС химиотерапию на основе дорогих препаратов, не вошедших в перечень жизненно важных. Это привело к сокращению закупок таких лекарств на 67%. В январе—июне 2021 года объем закупок на гостендерах 11 противораковых препаратов, не включенных в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП), снизился на 67%, до 647,4 млн руб., следует из подсчетов Headway Company. В январе—июне 2020 года, когда лечение этими препаратами покрывалось тарифом ОМС, операторы госзаказа потратили на них почти 2 млрд руб. В ряде регионов, включая Ивановскую, Мурманскую области и Чечню, полностью перестали приобретать, в частности, торизел и абраксан для лечения агрессивных форм рака. Пациентам приходится самим оплачивать лечение, стоимость которого может превышать 200 тыс. руб.

Единство закупок

Минздрав намерен централизовать закупки онкопрепаратов, передав полномочия по закупкам лекарств в  федеральный центр лекобеспечения.  После введения совместных аукционов стоимость лекарств должна, по-видимому, упасть. Но сейчас центр лекобеспечения проводит все аукционы для фонда «Круг Добра», нацкалендаря прививок и по программе высокозатратных нозологий, при этом с препаратами периодически возникают перебои, а экстренные закупки и тендеры на малые партии через центр лекобеспечения не предусмотрены.

Источник

Print

Акционеры

Наши новости

Все новости

Медиа Центр