Таблетки для мира

29 Ноября 2018

Мария Дранишникова / Ведомости

К 2030 году экспорт российских лекарств должен вырасти в 5 раз, а медицинских изделий – в 10. Такие цели поставил Минпромторг в проектах стратегий развития фармацевтической и медицинской промышленности

К 2018 г. российские препараты из списка жизненно необходимых и важнейших занимали 84,2% рынка (в натуральном выражении) против 63% в 2012 г., подсчитал Минпромторг России в проекте стратегии развития фармацевтической промышленности до 2030 г. («Фарма 2030», опубликована для обсуждения летом 2018 г.). Принятая в 2012 г. госпрограмма «Фарма 2020» предусматривала, что к 2020 г. 9 из 10 упаковок жизненно важных лекарств на российском рынке должны быть отечественными. Эта цель практически выполнена, отмечает Яна Котухова, директор по работе с органами государственной власти и внешним коммуникациям по странам ЕАЭС компании Servier.

Предварительные итоги «Фармы 2020», цель которой – создание в России инновационной фармацевтической и медицинской промышленности мирового уровня, выглядят «весьма впечатляюще», считает Вадим Власов, региональный директор Novartis по странам Центральной и Восточной Европы и СНГ. Созданы десятки фармацевтических предприятий, произошел качественный скачок в обеспечении населения лекарствами местного производства.

За последние 10 лет в России было построено больше 30 фармацевтических заводов, говорил в феврале 2018 г. в интервью «Ведомостям» министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров. Далеко не все госпрограммы в России реализуются настолько эффективно, считает гендиректор компании «НоваМедика» Александр Кузин.

У медицинской промышленности показатели скромнее: в 2017 г. доля отечественной продукции в потреблении составляла 21% (в конечных ценах) против запланированных 28% (план к 2020 г. – 40% рынка. – «Ведомости&»), говорится в проекте стратегии развития медицинской промышленности до 2030 г. («Медпром 2030»). Господдержка медицинской промышленности носит точечный характер: принятые специализированные меры распространяются на ограниченный перечень медицинских изделий, говорится в проекте «Медпром 2030»: требуется структурирование отрасли и повышение системности.

Что в мире

«Фарма 2020» ориентировалась на импортозамещение, ее главной задачей было снизить зависимость от импортных лекарств, вспоминает Котухова. У новой стратегии, по словам Дмитрия Ефимова, старшего вице-президента Stada AG, более амбициозные задачи. К 2030 г. экспорт российских лекарств должен вырасти более чем впятеро – до $3,8 млрд, пишет Минпромторг России. Внутренний рынок к этому времени должен составить 5 трлн руб. ($760 млрд по курсу ЦБ на 21 ноября 2018 г.).

Для такого роста есть предпосылки. Так, с 2009 г. зарегистрировано, по данным Минпромторга России, 70 российских препаратов, разработанных по программам софинансирования, некоторые из них проходят регистрацию более чем в 60 странах мира. Для сравнения: в 2017 г. в России было выдано, по данным гендиректора DSM Group Сергея Шуляка, 161 регистрационное удостоверение.

Второй фактор, продолжает министерство, – в 2019–2022 гг. заканчиваются сроки патентной охраны целого ряда оригинальных биологических препаратов, объем продаж которых на развитых рынках доходит до $52 млрд. После окончания патентов на рынок можно выводить препараты-конкуренты – биоаналоги (российские компании их активно разрабатывают).

Наконец, третий фактор роста по мысли Минпромторга России, – наращивание экспортного потенциала вакцин. Для этого чиновники планируют разработать программу мер господдержки и продвижения вакцин за рубежом. ВОЗ сама напрямую не закупает лекарства, но дает странам рекомендации по формированию национальных календарей профилактических вакцин. Кроме того, есть преквалификация лекарств ВОЗ: она контролирует соответствие препаратов, поставляемых закупочным организациям, стандартам качества, безопасности и эффективности (закупочные организации, например ЮНИСЕФ, Глобальный фонд для борьбы со СПИДом, приобретают лекарства на миллиарды долларов).

Россия вырастила локальную отрасль, теперь, чтобы она развивалась и стала полноправным мировым игроком, нужно идти на рынки других стран, говорит гендиректор «Р-фарма» Василий Игнатьев. Если российские компании предложат доступные дженерики и биоаналоги или оригинальные разработки, их продукция будет востребована системами здравоохранения других стран, считает он. Экспорт – единственный выход, который позволит локальным компаниям развиваться, полагает совладелец «Биокада» Дмитрий Морозов.

Российские компании должны интегрироваться в глобальные цепочки разработки, производства и реализации лекарств, резюмирует Минпромторг России.

Для их поддержки целесообразно, например, поддерживать проекты, у которых есть локальные партнеры в других странах, а также создать специализированный венчурный фонд, пишет министерство. Для выхода на международные рынки нужна инфраструктура, говорит Морозов: представительства, местные партнеры, система документооборота, которая позволит готовить документы в соответствии с требованиям каждой из стран.

Что дома

Несмотря на успехи в производстве отечественных жизненно важных лекарств, импортные препараты занимают 70% рынка в деньгах и 38% в упаковках, свидетельствуют данные DSM Group за 2017 г. Реализация новой стратегии должна привести и к существенному росту производства лекарств для внутреннего рынка, указывает Минпромторг России. Но в общественном сознании качество импортируемой продукции выше и бороться с этим сложно, признают авторы проекта, поэтому в коммерческом сегменте (т. е. продажа лекарств в аптеках, 68% рынка без учета парафармацевтики. – «Ведомости&») приоритеты меняются медленно. По данным DSM Group, в аптеках на отечественные препараты в 2017 г. приходилось 28,5%, в 2012 г. – 23,9% (в деньгах).

Поэтому приоритетной нишей для инноваций локальных компаний должен стать сегмент госзакупок, пишет Минпромторг России. При объеме рынка государственных закупок в 400 млрд руб. ежегодно это огромные дополнительные ресурсы для реализации задач отраслевого развития, пишет министерство.

Медтехника для России

Для медицинских изделий главная цель - по-прежнему рост внутреннего производства: к 2030 г. в России должны производиться все критически важные изделия. Производство внутри страны должно вырасти в 3,5 раза по сравнению с 2017 г. – до 200 млрд руб. к 2030 г. В 2017 г. отечественные товары занимали 21% рынка, который министерство оценивает в 255 млрд руб. Один из факторов роста рынка – регистрация новых изделий российского производства, следует из проекта «Медпром 2030»: их должно быть не менее 100 в год (сколько сейчас, министерство не пишет).

Но в России большинство производителей медицинских изделий – это небольшие компании, которым по вложениям в исследования и разработки сложно конкурировать с иностранными игроками, указывает министерство. Поэтому для успешного развития российского производства нужна государственная поддержка, говорится в стратегии.

«Мы полностью поддерживаем цели и задачи «Медпрома 2030» и уверены, что отрасль справится», – говорит Светлана Шокина, заместитель гендиректора разработчика и производителя оборудования для лучевой диагностики МТЛ.

В стратегию «Медпром 2030» важно включить пункт по разработке проекта специального инвестиционного контракта (СПИК) именно для медицинской отрасли, считает представитель отраслевой ассоциации производителей медизделий IMEDA. Юрий Калабин, гендиректор «Пауль Хартманн» (у компании есть завод в Домодедове), выделяет еще два вопроса: скорость и условия регистрации медицинских изделий (многие стандарты и требования устарели) и конкурентные преимущества для локализованных производителей.

Минпромторг России ставит цель нарастить экспорт и медицинских изделий тоже – в 10 раз (в 2017 г. он составил 3,9 млрд руб.). Правда, потенциал российских компаний может быть ограничен, признает министерство: в мире покупатели предпочитают не приобретать отдельные продукты, а комплексно оснащать медицинские учреждения – в России почти нет компаний, предоставляющих такие услуги. &

Источник

Print

Акционеры

Pipeline

Все

Медиа Центр