Революционеры с чашкой Петри

27 Января 2022

GxPnews

Человечество, столкнувшись с пандемией, иначе расставило жизненные и инвестиционные приоритеты. Вместо промышленных гигантов новыми хедлайнерами биржевых индексов становятся биотехнологические компании. Как биотех стал «голубой фишкой» инвесторов и как это повлияет на всю фармацевтическую отрасль, изучаем на примере компании Amgen.

«Вау!» от инвесторов

В августе 2020 года агентство Dow Jones впервые за всю историю американского фондового рынка включило предприятие из биотех-индустрии в индекс крупнейших компаний США наряду с Apple, Intel, Boeing и другими промышленными и ИТ-гигантами. Такой чести удостоился пионер биотехнологий Amgen. Аналитики назвали это событие важным маркером «сдвига американской экономики в сторону инновационных технологий».

Индекс Dow Jones Industrial Average включает 30 крупнейших в своих секторах американских компаний. Десятилетиями в нём доминировали банковские и промышленные гиганты. Взлёт биотех-компании в индустриальном рейтинге дал важный сигнал для всей фармацевтической отрасли: в условиях мировой пандемии экономисты и инвесторы делают ставку на здравоохранение.

Акции биотехнологических компаний показывают «исключительно хорошую динамику» с начала эпидемии коронавируса, отмечают аналитики специализирующейся на акциях высокотехнологичных компаний биржи NASDAQ. Спрос со стороны инвесторов привёл к тому, что множество компаний, занимающихся биотехнологиями, заявили о планах разработать вакцину и средства для лечения COVID-19.

Компания Amgen поставляет лекарственные препараты в 100 стран. Выручка в III квартале 2021 года составила 6,7 млрд долларов (на 4 % больше, чем за аналогичный период прошлого года).

Офис в России открылся в 2006 году. Первый препарат локализован в 2012 году, сейчас Amgen производит лекарства в России в партнёрстве с «Фармэко» и «Фармстандартом». Все 12 представленных на российском рынке препаратов включены в перечень ЖНВЛП.

Что такое «биотех»?

Биотехнологические лекарственные препараты — это большие молекулы, идентичные белкам или другим сложным веществам, поддерживающим жизнедеятельность организма.

Структура этих препаратов подчас такая сложная, что ресурсов одной только химии недостаточно. Производителям необходимо задействовать «живые фабрики» — колонии генетически модифицированных микробов или клеточные линии.

Наглядно оценить разницу между традиционными и биотех-лекарствами можно при сравнении аспирина и эритропоэтина. Первый состоит из 21 атома, имеет простую и стабильную химическую структуру и молекулярную массу в 180 дальтонов. Если соблюдать формулу, то сделать копии такой таблетки с помощью химического синтеза просто.

Структура эритропоэтина гораздо сложнее: белок имеет первичные, вторичные, третичные и четвертичные характеристики, состоит из 2,6 тыс. атомов и весит более 30 тыс. дальтонов. Такое лекарство необходимо «выращивать» в живых клетках, что предполагает организацию более сложного, точного и экологически безопасного производственного процесса.

Самому термину «биотехнология» немногим больше ста лет. Так венгерский сельскохозяйственный инженер Карл Эреки предложил описывать исследования на стыке биологии и промышленных технологий в сельском хозяйстве и пищевой промышленности. В фармацевтике расцвет биотехнологий начался в 1950-е годы после открытия структуры ДНК. Одним из направлений их развития стала генная инженерия: стали появляться технологии получения рекомбинантных РНК и ДНК, выделения генов из организма, манипуляции с генами, введения их в другие организмы и выращивания искусственных организмов после удаления выбранных генов из ДНК.

Сейчас биотех — один из главных локомотивов развития современной фарминдустрии. Он объединяет все достижения генетики, молекулярной и клеточной биологии, биохимии, эмбриологии, химии и ИТ для создания новых лекарств и технологий.

5 фактов о производстве биотехнологических лекарств
  • Стерильность — главный инструмент

Производство биологических препаратов подразумевает их выращивание в живых клетках. Даже незначительные изменения в такой среде могут привести к потере качества и эффективности продукта. Поэтому «стерильный», «клинический», «безупречный» и «строго контролируемый» — термины, с которыми хорошо знакомы все сотрудники производства.

  • Жёсткий дресс-код

Наибольший риск заражения на биотехнологическом производстве исходит от людей. Поэтому рабочий костюм сотрудника подразумевает максимальную изоляцию тела и включает резиновые перчатки, пинетки, покрытие для волос, покрытие для рта и носа, защитные очки, комбинезон. На этапе финишной обработки человека от лекарства отделяет стеклянная перегородка.

  • Циркуляция воздуха

Системы фильтрации воздуха обеспечивают полный воздухообмен в помещениях каждые две минуты. Это позволяет предотвратить заражение среды и поддержать чистоту в помещениях, где производятся лекарства.

  • Контроль биореакторов

Центральный элемент биотехнологического производства — ряд биореакторов. Жидкий материал, состоящий из клеток и питательных веществ, перемещается из маленьких чашек Петри во всё более крупные биореакторы по мере деления клеток.

Температура, pH, скорость перемешивания, концентрация питательных веществ и кислорода постоянно контролируются в биореакторе, потому что даже незначительные изменения могут повлиять на клетки. Например, при слишком высокой температуре клетки производят меньше белка или начинают умирать. Самый большой из промышленных резервуаров сравним по размерам с двухэтажным домом и вмещает до 20 тыс. литров клеток и питательной среды.

  • Долой примеси

После того как рост клеток в биореакторах завершён, произведённый ими белок выделяется и очищается с помощью различных технологий фильтрации в зависимости от размера, молекулярной массы и электрического заряда. Колонки из нержавеющей стали выполняют жидкостную хроматографию, а несколько десятков фильтров удаляют примеси и клеточный мусор. Затем очищенный белок смешивают со стерильным раствором для дальнейшего введения пациентам.

За гранью фантастики

Инвесторы и партнёры Amgen в начале 1980-х годов слушали планы основателей компании как научно-фантастический роман об отдалённом будущем: используя потенциал биологии, генетики и фармацевтики, Amgen намеревалась победить болезни, которые ранее считались неизлечимыми. Амбициозные идеи не остались на бумаге — Amgen стала первым фармпроизводителем, сделавшим ставку на развитие биотехнологий.

Впервые компания громко заявила о себе через три года после основания: группа учёных Amgen под руководством Фу-Куен Линя нашла ген эритропоэтина на одном фрагменте ДНК среди 1,5 млн фрагментов генома человека, а затем клонировала его. Это позволило создать препарат Epogen® (эпоэтин альфа), который до сих пор остаётся одним из самых успешных в истории биотехнологий.

Спустя два года было совершено ещё одно открытие: учёный Ларри Соуза и его команда клонировали гранулоцитарный колониестимулирующий фактор (G-CSF), что позволило Amgen запустить второй блокбастер — Neupogen® (филграстима).

В 1990-е компания начала международную экспансию — открыла штаб-квартиру в Швейцарии и офисы в других европейских странах. В следующие годы Amgen пополняла портфель биотехнологических препаратов и развивала производство биотех-лекарств в разных странах мира.

На протяжении 40 лет Amgen регулярно подтверждает лидерство в разработке и производстве биотехнологических препаратов, выпуская революционные продукты. У него репутация одного из сильнейших экспертов в области терапии болезней почек, ревматоидного артрита, онкологических заболеваний. С онкологией связана последняя по времени разработка компании — препарат Соторасиб. На сегодняшний день это единственный одобренный ингибитор KRASG12C для лечение местно-распространенного или метастатического немелкоклеточного рака легкого с мутацией KRAS G12C.

«Этот квест длился 40 лет. Мы получили результат, который раньше считался недостижимым», — прокомментировал выход препарата исполнительный вице-президент по исследованиям и разработкам Amgen Дэвид Риз.

В России препарат планируется к подаче на регистрацию в Минздрав РФ.

«С самого начала наука была нашим проводником, полярной звездой, которая указывала нам цель — предоставлять лекарства пациентам с серьёзными заболеваниями. Одна из самых захватывающих вещей в компании Amgen — это поиск препарата для лечения заболеваний, которые принято считать неизлечимыми. Около 80–85 % белковых соединений, вызывающих болезни, сегодня не побеждены. Мы быстро учимся создавать новые молекулы, которые сделают неизлечимое излечимым».

Дэвид Риз, исполнительный вице-президент по исследованиям и разработкам

Индивидуальность на первом плане

Биотехнологии называют одним из самых перспективных направлений в здравоохранении. А главный герой самой индустрии биотеха — персонализированная медицина. Это направление, где терапия болезни основывается на генетике и индивидуальных характеристиках пациента.

Например, новая дисциплина биотеха фармакогеномика изучает влияние генетического профиля пациента на восприимчивость его организма к различным лекарствам. Результатом этих исследований, как ожидается, станут тесты, которые смогут предсказать, пациенты с какими генетическими профилями получат больший эффект от использования того или иного препарата. Фармакогеномика уже повлияла на проведение клинических исследований: теперь учёные могут объяснить различные реакции на тестируемое лекарство генетическими особенностями испытуемых.

Биотехнология производит революцию в диагностике заболеваний, вызванных генетическими факторами. Новые тесты могут обнаружить изменения в последовательности генов, связанных с риском заболевания, и спрогнозировать вероятность развития болезни. Такие разработки в будущем приведут к более эффективному и индивидуализированному здравоохранению, а также развитию превентивной медицины.

«Мы невероятно продвинулись в нашей способности понимать геном человека и использовать иммунную систему в борьбе с раком. Мы находимся на пороге действительно захватывающего прогресса в области вычислительной биологии — идеи о том, что можем использовать машинное обучение и другие формы искусственного интеллекта для предсказания структуры белков на основе наших знаний о генах, кодирующих эти белки».

Роберт Брэдвей, председатель совета директоров, CEO

Конвейер для клеток

Пионер биотехнологий стал первым представителем отрасли в индексе Dow Jones не только за заслуги в создании новых препаратов. Amgen — законодатель мод в организации производственных процессов. Компания показывает отрасли направление, в котором индустрия будет развиваться в будущем. Одно из прорывных решений — первый завод компании в Сингапуре. На строительство производственного комплекса потребовалось всего полтора года (обычно это занимает в два-три раза больше времени). Площадь нового завода в шесть раз меньше, чем у других предприятий концерна, а производительность — точно такая же.

Модульная конструкция предприятия и ставка на одноразовые биореакторы делает его более мобильным по сравнению с традиционными заводами. Фабрика может переключаться на разные типы оборудования без дорогостоящей и сложной модернизации. Это позволяет оперативно реагировать на изменение спроса и запускать новые продукты быстрее, чем обычные предприятия, объясняют в Amgen.

Модульные одноразовые биореакторы способны ускорить трансфер технологий, убеждены в компании. Имея такую же производительность, как и обычная установка, они сокращают время и затраты на масштабирование новых производств. По мнению Amgen, в будущем это позволит открывать производства практически в любом месте планеты.

Источник

Print

Акционеры

Наши новости

Все новости

Медиа Центр