Фармрынок в условиях турбулентности

29 Октября 2021

Мария Масляева / Московские аптеки

В нынешнюю эпоху пандемии всеобщее внимание было приковано к здравоохранению. А основой для него, безусловно, является фармацевтическая промышленность. Неудивительно, что она в столь сложной ситуации наравне с медициной переживает не самый легкий период своего развития.

Доверяют не все, но многие

В международном исследовании, проведенном в 2021 году STADA, приняло участие более 30 тысяч респондентов из 15 стран Европы, включая нашу страну. В ходе тестирования они пытались понять, как европейцы оценивают состояние здравоохранения в целом и фармрынка в частности в своих государствах.

Вот как распределились голоса россиян (число, %)

Ставят на первое место проблему с персоналом больниц и их оснащением

80

Надеются, что при новой волне пандемии уровень нашего здравоохранения окажется на более высоком уровне, чем это было в прошлом году

62

Положительно оценивают уровень российского здравоохранения

59

Считают, что уровень подготовленности государства к решению острых проблем в здравоохранении в текущем году вырос по сравнению с прошедшим годом

43

Оценивают СМИ как очень важное звено в цепи формирования у населения осознанного поведения

36

Полагают, что к будущей пандемии вряд ли можно подготовиться качественно

24

Уверены, что любые попытки спланировать свои действия в плане получения адекватной медицинской помощи во время новой пандемии могут потерпеть крах

20

Сомневаются, что в случае следующей эпидемии наша система здравоохранения справится

15

"В целом у россиян в 2021 году уровень доверия к системе нашего здравоохранения вырос по сравнению с прошлым годом на 7% и составил 41%. Для сравнения: в Испании он приблизился к 58%, а в Португалии - к 57%. Германия показала примерно такой же результат, как и Россия. Полученные показатели опроса ставят российское здравоохранение на 6-е место среди 15 европейских стран, чьи граждане были вовлечены в социологическое исследование. А средний результат доверия в них составил 59%", - резюмирует Дмитрий Белоусов, директор по коммерческой эффективности STADA в регионе Россия и СНГ.

Аптечные сети испытывают волнение

Прирост рынка онлайн в аптечном сегменте большинство экспертов объясняют возникшей пандемией. И на сегодняшний день интернет-покупки лекарств быстрее набирают обороты, чем продажи офлайн.

"Понимая эту потребность, мы обновляем техническую возможность дистанционной торговли лекарственными препаратами. И внедрение электронных рецептов сделает розничный аптечный онлайн-рынок еще более прозрачным, понятным и управляемым, - считает Сергей Демин, коммерческий директор ПАО "Аптечная сеть 36,6". - Пока же "рецептура" находится в подвешенном состоянии с точки зрения конечного регулирования".

Например, сейчас потребитель может в электронном режиме заказать рецептурный препарат, даже не имея на него рецепта. Такое запрашиваемое лекарство поступает в аптеку. И вот тут первостольник сталкивается с проблемой. Не произвести отпуск заказа - значит, не получить прибыли. Но возможен и убыток, так как не всегда такой продукт можно вернуть обратно. Вот и приходится фармацевту порой преступать закон и отпускать рецептурный препарат, заказанный по интернету, без рецепта. Поэтому в этом сегменте регуляторным органам нужно еще поработать.

Представителей традиционной аптечной торговли очень волнует и система ценообразования. Дело в том, что большие маркетплейсы выходят на прямой контакт с дистрибуторами и производителями. И те, и другие не тратят денег на аренду торговых площадей, квалифицированный персонал и другие опции, связанные с традиционной организацией аптечной розницы. Онлайн-структуры подключают аптечные сети практически для того, чтобы сделать из них пункты выдачи продукции - причем за мизерную маржу. Если дело так пойдет и дальше, то такие аптеки просто прекратят свое существование, так как их прибыль будет недопустимо ничтожной, считает Сергей Демин.

"В то же время для нас, представителей классических аптечных сетей, есть и обнадеживающая информация. Ни для кого не секрет, что очень многие покупатели приходят в аптеку не только для обычного приобретения лекарств и медицинских изделий, а и для получения грамотной консультации фармацевта. А онлайн-продажи такую услугу оказать не могут", - успокаивает Сергей Демин.

Их пример для нас наука

Лариса Попович, директор института экономики здравоохранения НИУ ВШЭ ознакомилась со стратегией развития кадрового потенциала провизоров и фармацевтов Великобритании.

Оказалось, что там сейчас уделяется большое внимание роли дополнительного кадрового ресурса для системы здравоохранения. Просто потому, что в первичном его звене банально не хватает врачей. Вместе с тем персонифицированную услугу хотят получить не только представители старшего поколения, как это было раньше, но и молодые люди.

В этой связи покрывать дефицит медицинских кадров английские организаторы здравоохранения хотят за счет фармацевтов и провизоров. Им решили вменить в обязанность не только грамотное консультирование покупателей в плане информирования об особенностях лекарственных препаратов, но и профессиональный разбор жалоб клиентов на свое здоровье. С тем, чтобы помочь им приобрести те препараты, которые помогут справиться с проблемой.

"Мы озвучили намерения и опыт наших коллег с туманного Альбиона Минздраву РФ. Там заинтересовались нашим предложением перенять такой опыт. Конечно, сделать это непросто. Нужны дополнительные образовательные ресурсы, которые пополнили бы знаниями профессиональный багаж наших работников первого стола. И над этим уже нужно работать", - рассказывает Лариса Попович.

Личный портрет в коллективном интерьере

Единый рынок в рамках Евразийского экономического союза (ЕАЭС) изначально казался фармкомпаниям очень заманчивым. Однако реальность вызвала разочарование.

Привлекательной опцией воспринималось общее регуляторное пространство. В его рамках предполагалось использовать две модели регистрации ЛП - децентрализованную и взаимного признания.

Децентрализованная модель подразумевала упрощенную процедуру вхождения на все рынки стран-участниц ЕАЭС путем распределения экспертных процедур между государствами содружества. Это давало бы возможность одновременно провести первичную экспертизу лекарственного препарата во всех странах этого международного объединения и подготовить национальные регуляторные органы для признания регистрации.

"К сожалению, эта процедура до сих пор не заработала. Просто потому, что у нас нет наднационального регулятора, который бы взял на себя координирующую роль, - объясняет Артур Валиев, гендиректор отечественной компании "Сан Фарма". - Модель взаимного признания предполагает, что фармрынок принимает для себя факт регистрации лекарственного препарата в одной референтной стране и проводит у себя процедуру его регистрации по упрощенной схеме. На сегодняшний день эта модель работает только теоретически. Происходит это потому, что в Союзе до сих пор отсутствует единый электронный реестр медикаментов".

Это еще не все. Среди стран Союза нет и единого понимания по признанию упаковки. Например, не определено, на скольких языках должен быть напечатан вкладыш. Уже сейчас, если развернуть листок с инструкцией на российский препарат, поставляемый в ЕАЭС, то можно только удивляться, какой размер "бумаги" придется рассматривать потребителю. И все из-за обилия лингвистических переводов на языки государств Союза.

Теперь о маркировке. Система по ее нанесению уже запущена в России. Казахстан и Узбекистан также пытаются включиться систему, но она не будет иметь ничего общего с российской моделью и никак к ней не привяжется даже со ставкой на перспективу. Белоруссия не хочет даже обсуждать эту тему, категорически не желая подключаться к какой-либо системе маркировки. Как же будет работать единый фармрынок Союза? Внятного ответа на этот вопрос пока нет.

В неопределенном состоянии находится и тема ценового регулирования лекарственных препаратов. На российском рынке оно работает в относительно лояльном формате. А вот в Казахстане реализована система регулирования предельных розничных цен. По этой причине фармрынок этой страны уже потерял значимое количество препаратов, цены на которые не укладываются в те рамки разрешенной стоимости, которые действуют в Казахстане. Для России это совершенно неприемлемо.

С Белоруссией связана и другая проблема: вторичная упаковка, которая изготовлена в стране, приравнивает помещенный в нее фармацевтический продукт к местному производству. В России от этого ушли уже достаточно давно. С этим нужно что-то делать, но и этот вопрос белорусские коллеги обсуждать не спешат.

"Всех участников фармацевтического рынка, работающих в сегменте производства оригинальных лекарственных препаратов, волнует система гармонизации патентной защиты в рамках ЕАЭС. Пока на основании существующих законов любой недобросовестный производитель дженериков может зарегистрировать их в одной из стран Союза, и такая регистрация будет действительна во всех государствах. Это делает рынок ЕАЭС непривлекательным для производителей оригинальных лекарственных препаратов", - предупреждает Виктория Самсонова, директор, руководитель практики по работе с компаниями сферы здравоохранения и фармацевтики из КПМГ в России и СНГ.

Новое - это хорошо забытое старое?

Запрос на инновации вообще и в фармацевтике в частности - тренд нашего времени. Однако не все фармпредприятия, занимающиеся производством лекарственных средств, вступают на этот путь.

Елена Литвинова, гендиректор компании "НоваМедика" заметила, что у себя в компании они приняли решение на данном этапе не тратить время, деньги и интеллектуальные ресурсы на пока еще не открытые вещества: решили лучше сконцентрироваться на работе с уже существующими молекулами, многие из которых по разным причинам не представлены на российском рынке. "В то же время мы хорошо понимаем, что общий существующий тренд на увеличение продолжительности жизни требует лекарственные препараты, которые будут повышать ее качество. Поэтому нами взят курс на ускорение внедрения таких продуктов. Это, например, комбинированные препараты с добавленной ценностью на базе уже существующей молекулы. Трудимся мы и над созданием лекарств с формой, удобной для применения. Таким образом, нам удается повысить уровень приверженности лечению пациентов, особенно пожилого возраста", - рассказывает Елена Литвинова.

Эксперт отметила, что долг всех участников фармрынка - ускорять внедрение в производство и вывод на рынок уже созданных инновационных продуктов. На сегодняшний день от начала разработки до старта продаж ЛП проходит 4,5-5 лет. Порой и больше. Этот срок может и должен быть сокращен. И этим необходимо заниматься регулятору совместно с компаниями-производителями. Скорейший вывод на рынок лексредств повысит эффективность терапии, что позитивно скажется на выживаемости пациентов.

"Формируя портфель завтрашнего дня, нужно искать дополнительные возможности для выпуска не дженериковых, а собственных препаратов… пусть и не инновационных", - убеждена глава "НоваМедика".

Цены разные нужны, цены всякие важны…

Государство вправе контролировать стоимость социально значимых продуктов, к которым относятся и лекарства. Вопрос в том, какие методики и механизмы в этом случае используются. Так, нельзя не учитывать тот факт, что в условиях высокой волатильности валюты и нестабильности спроса регуляторная конструкция начинает рушиться. В результате те или иные препараты становятся либо ниже уровня рентабельности, либо остаются на ее нулевом уровне. Это нередко приводит к тому, что многими зарубежными производителями фармацевтической продукции принимается решение о прекращении ее поставок в нашу страну.

"Мы посмотрели официальный источник информации, коим является ГРЛС. И выяснили, что за последние два года фармпроизводителями было отозвано с российского рынка 500 торговых наименований, - вступает в дискуссию Андрей Колесников, руководитель отдела по взаимодействию с государственными органами и обеспечению доступа на рынки по России и Евразии компании Teva. - С точки зрения статистики это может показаться незначительным. Ведь сейчас на рынке 50 тысяч ТН. И пропажа 500 ЛП составляет лишь 1% от общего числа продающихся у нас медикаментов. Правда, еще 253 продукта, исчезнувшие с полок аптек, входят в перечень ЖНВЛП, цены на которые регулируются государством. Причин ухода с рынка много. Это и невыгодная для компаний допустимая цена на ЛП, и производственные проблемы, и снижение покупательской способности, и обновление портфеля. Но основной мотивацией все-таки является низкая рентабельность аптечного сегмента для его поставщиков".

И с этим тоже надо что-то делать

Считается, что пропажа из лекарственного обращения 500 ТН - это мизер: всего-то 1% от общего числа. Но ведь отсутствие даже одного препарата для кого-то может оказаться критическим.

Во многом отсутствие некоторых медикаментов провоцируют врачи. Они выписывают те препараты, которые часто встречаются в аптечных сетях. Или же вообще по каким-то причинам делают не совсем корректную замену.

В результате аптеки, видя падение спроса на какое-то лекарство, не берут его у дистрибуторов или производителей. Получается замкнутый круг. И нужные многим лекарства просто "вымываются" из обращения.

Хотелось бы, чтобы связка "врач - первостольник" была более пациенториентированной.

По материалам конференции "О таблетках и не только - новая стратегия развития фармотрасли, пациентоориентированное здравоохранение, вопросы лекобеспечения" (организатор - ИД "КоммерсантЪ")

Источник

Print

Акционеры

Наши новости

Все новости

Медиа Центр