Евгения Ламина: Фармацевт может стать кем только пожелает

14 Января 2022

Руслан Мавлиханов / Фармацевтических вестник

Умение находить общий язык с окружающими и жесткая дисциплина, сочетающиеся с любовью к людям, — это те навыки, которые по мнению нашей героини, позволили ей — бывшему провизору из Подмосковья построить успешную карьеру в фармбизнесе. Сейчас, пройдя нелегкий путь становления, Евгения Ламина — коммерческий директор компании «Сбер Еаптека».

О любви к людям, строгих правилах фармучилища и постоянных переездах

Досье

Евгения Ламина работает в фарминдустрии с 2002 года. Она руководила отделом международных проектов и подразделением по работе с производителями крупной дистрибьюторской компании Alliance Healthcare Russia; работала в аптечной сети «Ригла», где последовательно занимала позиции руководителя отдела по работе с производителями, директора по маркетингу, а затем и директора по коммерции. В компании «НоваМедика» занимала пост вице-президента по коммерции и маркетингу. С октября 2017 года работала коммерческим директором аптечной сети «36,6». С июня 2021 года и по сегодняшний день — коммерческий директор компании «Сбер Еаптека».

Почему вы выбрали профессию провизора?

Все началось с детства. Я росла в семье военнослужащих, и мы часто переезжали — за девять классов сменила 11 школ. Только в Тирасполе (Приднестровье) мы прожили два года — и это был самый долгий период, который мы провели на одном месте.

Навык коммуникации нарабатывался при переходе из одной школы в другую. Было трудно, но я научилась быстро интегрироваться в любую новую среду.

Я делаю акцент на периоде в Тирасполе, потому что именно там масштабно столкнулась с химией и биологией в экспериментальном химико-биологическом классе. У нас было по два-три профильных урока в день, и не полюбить эти предметы было невозможно. Требовательная учительница, большая лаборатория и возможность делать опыты — для ребенка это просто восторг. Но потом пришлось вновь переезжать, и это было самое тяжелое расставание.

Мы переехали в Подмосковье, в это время папа увольнялся в запас, и я решила сразу получить профессию, чтобы помогать семье и начать работать. У меня в «анамнезе» по пять часов химии и биологии, учиться на медсестру я не хотела, поэтому выбор был осознанный — решила стать провизором.

Когда в аптеку, где я работала, приходили бабушки без денег и не могли купить «Но-шпу», я покупала им лекарства за свои средства.

Мое сопереживание другим людям направило меня по интересному пути. Когда в аптеку, где я работала, приходили бабушки без денег и не могли купить «Но-шпу», я покупала им лекарства за свои средства. Я пропускала боль людей через себя — мне хотелось помочь тем, кому плохо.

Руководство аптеки сразу это поняло, и меня перевели на другое, новое направление — справочное. Это обмен информацией между аптеками по наличию тех или иных лекарств. По утрам я запускала модем и делала распечатку с адресами клиентам, которые не находили нужное лекарство в нашей аптеке. С одной стороны, это работа за компьютером, с другой — я могла помогать людям.

Значит, на выбор профессии повлияла любовь к химии и людям?

Да, но также у меня в семье тетя — провизор. Я никогда не думала, что могу попасть в коммерческую сферу. У нас в семье главными профессиями были профессии военного, учителя.

Я поступила в единственное на тот момент в Москве фармацевтическое училище (№ 10), и оно было очень далеко от моего дома. Я жила в поселке между Подольском и Чеховом, а училище находилось рядом с Киевским вокзалом. Каждое утро в 5.40 я уже была на железнодорожной платформе, так как в училище была жесткая дисциплина — в восемь утра двери закрывались и начиналась кропотливая учеба.

Сейчас я понимаю, что все это правильно, и правила были жесткими не зря — ведь мы, по сути, отвечаем за жизнь людей. Все студенты обязаны были носить наглухо застегнутый халат, из-под медицинских шапочек не должны были торчать волосы, никакого макияжа, накрашенных ногтей и украшений для девушек. За три опоздания могли исключить — и всего за три года учебы я пропустила только семь дней из-за болезни и опозданий транспорта.

Моими любимыми предметами в училище были «Технология лекарственных средств» и «Основы экономики фармации», но именно экономику я не сдала на отлично и, как результат, не получила красный диплом, хотя казалось, что ничто не может помешать его получению.

Я страшно расстроилась и обиделась на весь мир, считая четверку на экзамене несправедливой, ведь я действительно знала предмет на отлично. Ну и как следствие, я решила, что не хочу продолжать обучение, и вернулась на работу в аптеку. Надо признаться, что отошла я быстро — это еще одна моя отличительная черта. Я, как птица Феникс, быстро возрождаюсь после любого падения. Через месяц я передумала и поступила в вуз на финансовый менеджмент. Обучение было очным, поэтому работу в аптеке пришлось оставить.

На третьем курсе у меня снова появилась возможность подработать в крупной международной компании. Должность даже не входила в штат — я отвозила документы на регистрацию лекарственных средств и забирала обратно. Это были такие инстанции, как Минздрав, Фармакологический и Фармакопейный комитеты. Хотя вряд ли это можно было назвать карьерным стартом, я захотела работать именно в такой компании.

Все студенты носили наглухо застегнутый халат, из-под шапочек не должны были торчать волосы, никакого макияжа, накрашенных ногтей и украшений для девушек. За три опоздания могли исключить.

И вы вышли на работу именно в эту компанию?

Нет. Когда я писала диплом, мне позвонили из Sanofi. Им был нужен сотрудник на регистрацию препаратов, но на временную декретную ставку. Я начала работу в компании, параллельно заканчивая обучение. И это была другая жизнь — с иностранными командировками, работой с англоязычными коллегами. Однако я училась на финансового специалиста, поэтому у меня были вполне конкретные цели на будущее. Я думала о том, чтобы когда-нибудь стать финансовым директором в этой компании.

После вуза я пришла работать экономистом в крупную компанию-производитель спецодежды и обуви и довольно быстро выросла до должности руководителя отдела бюджетирования, а далее мы стали по всей филиальной сети внедрять МСФО. Ну а потом случился непродолжительный декрет, и через полгода после рождения дочки я вышла на работу в крупную компанию по производству декоративной косметики на должность зам. генерального директора по развитию бизнеса. Там я получила действительно очень серьезные навыки внутренних и внешних переговоров, а также, как ни странно, мы были родоначальниками СТМ для аптечных сетей (выпускали бальзамы для губ и другие косметические средства). В фарму я вернулась, когда перешла в компанию «Альянс Хелскеа», и именно этот период считаю стартовой точкой карьеры в фармбизнесе.

О рознице, уходе из «36,6» и современных фармацевтах

Как вы оказались в розничном сегменте?

Мне всегда была интересна вся цепочка товародвижения в фарме, у меня всегда есть четкий план действий (чаще всего с несколькими развилками, план А, план В и часто даже план С), поэтому после дистрибуции я, конечно, стремилась попасть в розницу. Чтобы стать экспертом, поработала в дистрибуции, затем в розничных сетях. В цепочке есть также производители, и не изучить этот блок тоже было бы неверно. В результате большим челленджем стала для меня работа в «НоваМедике» — это был стартап, вызов для меня лично и для всей команды.

Я поняла, что вкладывать душу в работу и выкладываться по полной буду вне зависимости от того, корпорация это или стартап. Я буду добиваться результата. Именно результат является моим драйвером и повышает планки достижений.

Что было самое сложное в работе в аптечных сетях?

До «Сбер Еаптеки» работала в сети «36,6». На старте работы в этой компании было невероятно сложно собирать команду. Приглашая людей, я беру на себя ответственность за них — такой у меня подход. А на тот момент в компании была, мягко говоря, непростая ситуация, но в итоге мы добились успеха, и я смело могу сказать, что моя команда имеет к этому самое непосредственное отношение. Я добилась всех целей, которые ставила перед собой.

Приглашая людей на работу, я беру на себя ответственность за них — такой у меня подход.

Когда цели были достигнуты, в моей жизни снова случился декретный отпуск. Но в это время мою команду в «36,6» расформировали. Я начала обдумывать дальнейшие шаги своей карьеры и оказалась на развилке — два возможных направления — госпитальное или онлайн-аптеки. В результате летом 2021 года присоединилась к команде «Сбер Еаптеки».

Онлайн-аптеки — совершенно новая для меня индустрия с точки зрения управления процессами. Сам рынок сильно развивается, а «Сбер Еаптека» показывает невероятный рост, какого еще не видел фармрынок. Мне близок подход руководителей — мы постоянно изучаем других игроков. Все они — лидеры в своих отраслях, причем не только в фарме, но и в e-commerce. Постоянно учимся, обмениваемся опытом, нанимаем сильных профессионалов из других индустрий. Именно поэтому компания показывает высокие результаты.

Как вы оцениваете сегодняшних провизоров?

Сейчас у них больше возможностей. Во времена моей учебы нам приходилось учить справочник Видаль наизусть, знать все про место хранения.

Сейчас это все автоматизировано, есть подсказки. Однако базовые глобальные знания в любом случае нужны, потому что никакие подсказки не сработают, если знаний нет. Мотивация работников аптек также изменилась за это время. Лично я считаю, что современных фармацевтов нужно учить тому, что реально происходит — управлению категориями, пониманию кластерных замен, так как они сталкиваются с этим на работе на местах. Надо понимать, как грамотно презентовать тот или иной лекарственный препарат и как качественно провести консультацию для покупателя.

Важно при всем этом не терять свою социальную миссию. В аптеку, несмотря на новые тренды, все же очень многие приходят с проблемами, а задача первостольника — помогать людям, предложить весь спектр возможностей и ориентироваться на качество и эффективность препарата. Клиент всегда должен иметь выбор, но при этом понимать — качественное лечение является залогом здоровья. Лично я всегда прислушиваюсь к рекомендациям фармацевта.

Трудность еще в том, что мало кто работает с внутренним барьером первостольников. Не предлагает простых психологических приемов, которые помогли бы ему разобраться с собственным восприятием себя как специалиста. Хотя я живой пример того, что фармацевт может стать тем, кем только пожелает. Было бы желание!

Лично я всегда прислушиваюсь к рекомендациям фармацевта.

О продолжении династии и большом теннисе

Хотите ли вы, чтобы дети пошли по вашим стопам?

Младший сын еще очень мал, а вот дочка стала задумываться о гуманитарных профессиях — ей хорошо даются иностранные языки. Помимо английского и китайского она сейчас учит испанский. Иногда я привожу ее в офис, чтобы она познакомилась с атмосферой, смогла ощутить себя в новом месте и могла ставить себе цели — тут я вспоминаю первую работу в крупной компании. Ну а мне бы, конечно, хотелось, чтобы дети продолжили эту династию.

Есть ли у вас время на хобби помимо работы?

Раньше я любила петь, даже выступала с музыкальной группой. Кстати, это увлечение удалось интегрировать и на фармрынке — когда я работала в «Ригле», мы вместе с Александром Филипповым (генеральный директор сети. — Прим. ред.) и Сергеем Зеленкиным («Зелдис») запустили музыкальный проект. У нас в «Ригле» были конференции для региональных сотрудников, мы — сотрудники офиса — не стеснялись выступать, записывали треки. Таким образом, нас можно было увидеть с другой стороны, не только как профессионалов. Вокал я, к сожалению, давным-давно забросила, но дочь продолжила мое начинание — занималась вокалом и сейчас отлично поет, недавно сама научилась играть на гитаре, и мы на два голоса иногда распеваем песни. Это, к сожалению, очень редко случается. Но я все еще не теряю надежды вернуться к вокалу. Также спорт у меня в планах уже много лет. Надеюсь, что когда-то и до этого доберусь. Хочется освоить большой теннис.

Источник

Print

Акционеры

Наши новости

Все новости

Медиа Центр