Через тернии к принуждению

14 Сентября 2016

Полина Звездина / Фармацевтический вестник

ФАС в очередной раз подняла тему принудительного лицензирования

Спустя полгода после уведомления о начале разработки документа о принудительном лицензировании, Федеральная антимонопольная служба (ФАС), так и не разместив его на сайте раскрытия информации, презентовала законопроект на встрече с представителями Ассоциации юристов России.

Фармрынок отреагировал на возвращение инициативы неоднозначно.

Устный пересказ В начале сентября зам. руководителя ФАС Сергей Пузыревский рассказал про законопроект о принудительном лицензировании в отношении ЛС и медизделий. Новость оказалась ударом для значительной части фармсообщества.

Только в апреле стало известно, что вопрос принудительного лицензирования проработан в правительстве, и профильные ведомства сочли, что введение такой меры нецелесообразно. "По большинству импортных лекарственных препаратов с неистекшим сроком патентной защиты в РФ заключены инвестиционные соглашения, осуществляется локализация производства 14 таких зарубежных препаратов", - сообщал Владимиру Путину зам. председателя Правительства РФ Аркадий Дворкович.

Теперь же, по сведениям газеты "Коммерсантъ", ФАС предлагает прописать условия принудительного лицензирования в Гражданском кодексе. Они следующие: монопольно высокая цена, изъятие товара с рынка или остановка его производства. В таких случаях ФАС или заинтересованная компания может подать иск к правообладателю о предоставлении принудительной неисключительной лицензии, указав предлагаемые условия лицензирования.

Антимонопольщики предложили правки и в Закон "О защите конкуренции".

Они предусмотрели новую ст.12.1, расширяющую полномочия ФАС на отношения, связанные с интеллектуальной собственностью. Механизм принудительного лицензирования может включаться "в интересах охраны жизни и здоровья граждан".

"Сейчас ФЗ-135 "О защите конкуренции" не позволяет вмешательства административных антимонопольных инструментов в регулирование и реализацию интеллектуальных прав. Для этого в законе действуют так называемые антимонопольные иммунитеты обладателей интеллектуальных прав. ФАС, видимо, предлагает исключить эти антимонопольные иммунитеты. Ранее подобные инициативы обсуждались в рамках различных антимонопольных пакетов, но неизменно не находили поддержки у рынка и экспертов", - замечает руководитель проектов фармацевтического направления VEGAS LEX Мария Борзова.

Про жупел В России немало представителей фарм-отрасли, выступающих за введение механизма принудительного лицензирования. Например, вице-президент по фармацевтическим операциям компании "НоваМедика" Михаил Гетьман в интервью "ФВ" в мае 2016 г. заметил, что принудительное лицензирование - это инструмент, который должен быть в полномочиях органов власти. "Это жупел, который будет постоянно висеть над недобросовестными правообладателями", - заявил он тогда.

Другой сторонник введения механизма - основатель компании "Фармасинтез" Викрам Синх Пуния. В феврале на встрече Владимира Путина с российскими предпринимателями в Ново-Огарево он попросил президента разрешить производить на отечественных предприятиях препараты, которые все еще находятся под патентной защитой.

На примерах

"Инициатива ФАС по принудительному лицензированию поражает своей неуместностью и деструктивностью. В то время как президент и правительство прикладывают огромные усилия для улучшения инвестиционного климата в нашей стране, в т.ч. непосредственно в сфере фармацевтики, принимая программы развития отрасли, содержащие призыв к иностранному инвестору инвестировать в российскую экономику, антимонопольная служба предлагает механизмы, которые могут подорвать доверие инвесторов", - прокомментировал ситуацию исполнительный директор ассоциации "Фармацевтические инновации" Вадим Кукава.

Он приводит примеры Индии, Бразилии и Таиланда. Каждая из этих стран в свое время принимала решение о выдаче принудительной лицензии, что привело к резкому падению прямых иностранных инвестиций и сворачиванию локализационных программ международных фармкомпаний. В итоге эти рынки ощутили отсутствие качественных препаратов по доступным ценам. Бенефициары принудительных лицензий оказались не в состоянии наладить производство ЛС на должном уровне. "В итоге правительства данных стран были вынуждены идти на еще большие расходы, экстренно закупая лекарства для населения", - подчеркнул г-н Кукава.

Зам. генерального директора STADA CIS Иван Глушков также не видит в принудительном лицензировании разумного решения проблем отечественного фармрынка. По его мнению, эта идея опирается на представления некоторых чиновником о том, что Российскую Федерацию окружают враги, которые могут прекратить отгрузку лекарств российским гражданам исключительно по политическим мотивам.

Источник

Print

Акционеры

Pipeline

Все

Медиа Центр